Интервью и выступления

  • 5 июня 2009, 13:37
  • Чайка Юрий Яковлевич
Интервью Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки «Российской газете»
  Текст

Еще не так давно люди судили о преступлениях по книгам, кино, живописным рассказам очевидцев, связывая эти события с разными уголками света. Морской разбой и острова сокровищ - это легенды о пиратах Карибского моря, кровавые бандитские разборки - дела чикагской мафии, таинственные смерти с ограблением - чисто английские убийства.

Но в наши дни все переплелось. Преступники создают международные кланы, хакеры одной страны грабят банки в другой, в южных морях подняли черные флаги не киношные, а настоящие "дети капитана Флинта". Глобализация.

Если плохие люди действуют сообща, говорил известный литературный герой, то и хорошим не остается иного выхода, как объединяться. Такую попытку предприняли главные блюстители закона наиболее развитых стран мира, собравшись в конце минувшего месяца в Риме. Об итогах этой встречи "Российской газете" рассказал Генеральный прокурор Юрий Чайка.

Российская газета: Юрий Яковлевич, вы только что встречались в Риме со своими коллегами - генеральными прокурорами, а также министрами юстиции и внутренних дел из государств "восьмерки". Встреча широко освещалась практически всеми ведущими мировыми информагентствами. Такое повышенное внимание - это свидетельство того, что встреча главных правоохранителей приобретает в современном мире особо важное значение?

Юрий Чайка: Действительно, встреча министров юстиции, внутренних дел и генеральных прокуроров государств "Группы восьми" стала одним из главных и самых влиятельных международных форумов. Она проводится ежегодно, на ней обсуждаются вопросы борьбы с преступностью, защиты прав и свобод граждан.

РГ: Термин "восьмерка" стал уже привычным в нашем обиходе. И все же, что это за сообщество, клуб - по интересам или некая организация?

Чайка: "Группа восьми" - это неофициальный форум лидеров ведущих промышленно развитых демократических стран. Его участ никами являются Россия, США, Великобритания, Франция, Япония, Германия, Канада и Италия. В нем представлен и полноформатно участвует и Европейский союз, в который входят многие страны "восьмерки". В рамках "восьмерки" осуществляется согласование подходов к актуальным международным проблемам.

"Группа восьми" не является международной организацией. Она не основана на международном договоре, не имеет формально определенных критериев приема, устава и постоянного секретариата. Вместе с тем в "восьмерке" сложился устойчивый порядок работы. Саммиты проходят ежегодно, поочередно в странах-партнерах, а страна, проводящая встречу на высшем уровне, выступает в течение календарного года в качестве председателя "Группы восьми". В нынешнем году это Итальянская Республика. Она организует проведение саммита, министерских, экспертных и рабочих встреч, вырабатывает график и обеспечивает координацию всей текущей работы "восьмерки".

РГ: Какие вопросы обсуждались на нынешней встрече?

Чайка: В ходе встречи мы обсудили со своими коллегами из государств "Группы восьми", представителями Европейского союза, Интерпола и ООН вопросы борьбы с пиратством, терроризмом, транснациональной организованной преступностью, нелегальной миграцией и торговлей людьми, киберпреступностью и детской порнографией, проблему обеспечения безопасности в городах.

РГ: Довольно широкий набор проблем, затрагивающий сферы деятельности многих ведомств. Кто еще вместе с вами представлял страну на форуме?

Чайка: На мероприятии присутствовали также наш министр внутренних дел Рашид Нургалиев и министр юстиции Александр Коновалов. Должен отметить, что российские представители активно участвовали в обсуждении всех вопросов. В своих выступлениях мы призвали участников встречи к совершенствованию работы по обмену оперативной информацией по транснациональной организованной преступности, выразили готовность российской стороны к развитию международного сотрудничества на данном направлении, включая разработку правового инструментария.

РГ: И какие в итоге были приняты решения?

Чайка: Заключительная декларация встречи в целом отражает ход и результаты дискуссии и российские интересы. В ней, в частности, признается необходимость противодействия деятельности террористических организаций, в том числе направленной на рекрутирование в них новых членов, а также на планирование террористических актов. Достигнуто согласие в том, что одним из самых эффективных средств борьбы с транснациональной организованной преступностью является выявление и конфискация незаконных активов, которые находятся под контролем преступных сообществ. В этой связи отмечена важная роль международного сотрудничества в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам.

РГ: Противоречивые оценки нередко вызывает проблема борьбы с преступностью, использующей в своих целях новейшие технологии, в том числе и Интернет. С одной стороны, никто не отрицает самого факта, особенно пагубно влияющего на детские умы. А с другой - раздаются голоса о некой цензуре и наступлении на свободу слова. Этот вопрос поднимался?

Чайка: В рамках обсуждения вопросов о противодействии киберпреступности и детской порнографии, в том числе в сети Интернет, участники встречи отметили отсутствие единого правового поля и подчеркнули необходимость повышения регистрационной дисциплины провайдеров, предоставляющих телекоммуникационные услуги населению. В ходе мероприятия одобрен разработанный по инициативе МВД России документ "Организация расследований трансграничных преступлений в сфере информационных технологий", нацеленный на установление практических механизмов взаимодействия между подразделениями правоохранительных органов по борьбе с киберпреступностью.

РГ: В ходе больших саммитов всегда бывает и более тесное общение с коллегами из разных стран. У вас такие контакты состоялись?

Чайка: На "полях" мероприятия делегацией Генеральной прокуратуры России проведены рабочие встречи с генеральным секретарем Интерпола, руководителями министерств юстиции Италии, Франции, Германии и Японии. Подписано совместное заявление о сотрудничестве между Генеральной прокуратурой РФ и Министерством юстиции Франции.

РГ: В последние месяцы остро обозначилась забытая, казалось, проблема международной преступности - пиратство на морях. Прямо как в Средние века - флибустьеры, абордаж, плен, выкуп невольников... Эта тема обсуждалась?

Чайка: Вопрос о борьбе с морским пиратством не был включен в повестку дня встречи. Более того, в ходе предварительных консультаций представители некоторых стран заявили об отказе обсуждать его в рамках "восьмерки", ссылаясь на его проработку на политическом уровне. Однако мы все же открыли дискуссию на эту тему. В результате предпринятых усилий, в том числе, скажем так, кулуарной работы, удалось добиться не только отражения в заключительной декларации озабоченности участников встречи этой глобальной проблемой, но и принятия отдельного заявления по борьбе с пиратством.

РГ: На ваш взгляд, проблема борьбы с морским пиратством приобрела действительно международный размах, в том числе и для государств "Группы восьми"?

Чайка: Сейчас с уверенностью можно утверждать, что морское пиратство, особенно в районе Сомали, является разновидностью транснациональной организованной преступности. Глобальность этой проблемы определяется масштабностью последствий для обеспечения общего мира и безопасности, а также социально-политической обстановки в мире. По оценкам экспертов, общий ущерб от современного пиратства составляет 13-16 миллиардов долларов. Большинство из этих затрат войдут в цену различных товаров, а это не самый благоприятный фактор для преодоления мирового экономического кризиса.

РГ: Имеются ли конкретные данные, насколько масштабно это нынешнее явление и в чем его потенциальная опасность?

Чайка: В настоящее время в районе Сомали действует примерно 160 пиратских группировок. Они хорошо организованы и оснащены. Только в прошлом году пираты совершили более 100 нападений на торговые суда и захватили 42 из них. В этом году ими захвачено уже 17 кораблей, они удерживают около 300 заложников. По различным оценкам, за год пиратам в регионе Сомали удалось получить порядка 120-150 миллионов долларов в виде выкупов.

Более того, на этом фоне не могут не беспокоить сообщения о связях пиратов с террористами, в частности, с радикальной исламистской группировкой "Аль-Шабаб", рвущейся к власти в Сомали. Мы можем получить здесь второй "Талибан" или "Аль-Каиду". Вот почему, на мой взгляд, необходимы неординарные меры мирового сообщества по противодействию пиратству и отношению к нему как к глобальной проблеме.

РГ: Как вы считаете, почему до настоящего времени эти меры не были приняты?

Чайка: Нельзя сказать, что ничего не делается для решения этой проблемы. Значительные усилия в этой области уже предпринимаются. В частности, Советом Безопасности ООН принято несколько резолюций по данному вопросу, что само по себе говорит о его мировом значении.

Одним из сложных моментов, который действующие международные договоры и резолюции Совета Безопасности ООН не решили до конца, является вопрос о юрисдикции, применимой в отношении актов пиратства и вооруженного грабежа, а также вопросы проведения расследований и преследования в судебном порядке лиц, ответственных за такие деяния.

Проще говоря, для большинства стран пока не решена проблема, что делать с захваченными пиратами. Соглашения, заключенные США и Европейским союзом с Кенией о передаче ей пиратов для уголовного преследования, всех проблем не снимают, в том числе для членов Европейского союза. Многим странам приходится отпускать пойманных пиратов, поскольку законы этих стран и действующие международные договоры не позволяют их судить.

Предпринимавшиеся до настоящего времени усилия - это в основном паллиативные и временные меры, неспособные решить проблему в целом. В связи с этим следует признать необходимость комплексного международного правового ответа на пиратские акты. Очевидно, что государствам следует принять дополнительные меры на международном уровне, направленные на эффективную поимку, уголовное преследование и предание суду любых лиц, виновных в морском пиратстве, особенно тех, кто организует и финансирует такие действия.

РГ: У вас есть конкретные предложения на этот счет?

Чайка: Президент страны Дмитрий Медведев поручил нам проработать вопрос об осуществлении уголовного преследования пиратов с использованием механизмов международного правосудия. Мы это поручение выполнили.

РГ: Почему именно Россия так настойчиво ставит перед иностранными партнерами вопрос о консолидированном правовом ответе на пиратский произвол, включая, возможно, и создание международного трибунала по пиратству?

Чайка: Потому что мы видим существенные слабости в международно-правовом регулировании борьбы с пиратством и антипиратском законодательстве многих стран. Что и позволяет морским разбойникам оставаться безнаказанными. Наш Уголовный кодекс, например, в статье 227 предусматривает уголовную ответственность за пиратство. А вот Испания только собирается внести соответствующую норму в свое законодательство.

Положения о борьбе с пиратством содержатся в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 года. Может быть применена и Конвенция ООН 2000 года против транснациональной организованной преступности. Участницей этих договоров является и Россия.

Вместе с тем в ходе расследования дел о пиратстве у всех государств возникают многие проблемы. Прежде всего процессуального характера: установление личности, осуществление перевода на различные языки в ходе проверки и следствия, сбор доказательств, получение правовой помощи из других государств. Есть и экономические мотивы - транспортировка подозреваемых, содержание задержанных и осужденных, возвращение их в государство гражданства после отбытия наказания.

Например, где взять переводчика для обвиняемого сомалийца? Как обеспечить участие в следственных действиях и судебных слушаниях моряков с захваченного пиратами корабля, когда они постоянно находятся в плавании? Видимо, с учетом этого многие государства уклоняются от привлечения пиратов к уголовной ответственности на своей территории, даже если это и позволяет их законодательство. Чаще стремятся передать их государствам прибрежной зоны, которые имеют соответствующие правовые возможности.

РГ: Ваши предложения о совместной борьбе с общемировым злом, в том числе о создании международного суда, нашли понимание у участников встречи "Группы восьми" в Риме?

Чайка: Повторюсь, первоначально вопрос о борьбе с морским пиратством не был включен в повестку дня встречи. Однако, выполняя указания нашего президента, мы провели обстоятельную подготовительную работу. Обсудили этот вопрос с нашими коллегами, генеральными прокурорами и министрами юстиции 40 государств, в том числе из ряда стран "восьмерки". Более половины из них активно поддержали нашу идею о создании международных механизмов привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в пиратстве.

На наш взгляд, в случае принятия такого решения было бы обеспечено соблюдение единых и высоких стандартов правосудия в уголовном преследовании пиратов. В том числе принципов, связанных с защитой прав человека.

РГ: Кто из ваших коллег наиболее живо отозвался на ваши инициативы?

Чайка: Особенно конструктивно прошли встречи с федеральным министром юстиции Германии госпожой Б. Циприс, министром юстиции Италии А. Альфано и председателем Парламентской ассамблеи Совета Европы де Пучем. Он публично поддержал российскую инициативу. Для ее продвижения мы совместно с председателем Комитета Госдумы по международным делам Константином Косачевым подготовили предложение о включении российского предложения в повестку дня предстоящей пленарной сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы в текущем месяце. 28 мая оно было принято. Наше предложение поддержала и международная юридическая общественность - на прошедшем в Лондоне майском заседании Исполнительного комитета такой авторитетной организации, как Всемирная ассоциация международного морского права.

И особенно хотелось бы подчеркнуть, что такое авторитетное собрание профессионалов - министров юстиции, внутренних дел и генеральных прокуроров государств "Группы восьми", которое состоялось в Риме, подробно обсудило этот вопрос и приняло отдельное заявление, направленное на борьбу с пиратством.

РГ: Вы могли бы вкратце познакомить наших читателей, о чем говорится в этом заявлении?

Чайка: На мой взгляд, заявление представляет собой единый, хорошо сбалансированный документ, который я бы условно разделил на два блока. Первый касается мер по борьбе с пиратством на национальном уровне. Если говорить языком документа, эти меры выглядят так:

- констатировано, что в соответствии с международным правом государства вправе осуществлять уголовное преследование лиц, подозреваемых в пиратстве;

- отмечена необходимость принятия мер по расширению возможностей для укрепления систем уголовного правосудия в регионах, затронутых явлением пиратства;

- обращено внимание на необходимость применения справедливых и эффективных процедур в вопросах расследования, ареста и уголовного преследования лиц, совершивших акты пиратства, при полном соблюдении принципа надлежащего отправления правосудия и прав обвиняемых;

- подчеркнута важность того, чтобы государства, пострадавшие от актов пиратства, например, в связи с тем, что нападения были совершены на суда, плавающие под их флагом, либо тем, что члены экипажа или пассажиры таких судов являются их гражданами, осуществляли уголовное преследование в тех случаях, где это необходимо;

- выражена поддержка политике, направленной на лишение пиратов доходов от их преступной деятельности, включая проведение в соответствии с национальным законодательством совместных действий по возвращению активов, незаконно полученных пиратами.

РГ: Второй, очевидно, касается мер по борьбе с пиратством на международном уровне?

Чайка: Совершенно верно. Римской/Лионской группе экспертов "восьмерки" поручено при координации с сотрудниками других ведомств рассмотреть вопросы политики и права, касающиеся борьбы с этим явлением, и укрепить потенциал государств "восьмерки" в вопросах как расследования, так и уголовного преследования в связи с актами пиратства. Признана настоятельная необходимость в сотрудничестве на международном уровне в целях решения вопросов расследования и уголовного преследования в связи с актами пиратства. С тем чтобы обеспечить в случае наличия явных доказательств пиратства привлечение к суду лиц, вовлеченных в пиратскую деятельность, тем самым повышая степень доверия к национальным и международным действиям в борьбе с пиратством и их эффективность. Признано, что важную роль в борьбе с пиратством играют договоренности между государствами, задержавшими пиратов, и государствами, желающими и имеющими возможность осуществить их уголовное преследование. А также выражена полная поддержка международным усилиям, направленным на выработку надлежащих правовых средств борьбы с пиратством.

На наш взгляд, особенно важно, что в итоговой декларации встречи проблема пиратства связана не только с Африканским Рогом. Ведь из 293 нападений, официально зарегистрированных в прошлом году, у побережья Сомали имело место лишь 111 инцидентов - чуть больше одной трети.

РГ: Как вы оцениваете дальнейшие перспективы в продвижении российской инициативы о повторении опыта времен совместной борьбы с фашизмом и создании "нового Нюрнберга" против пиратов?

Чайка: Принятое на встрече заявление отражает общий подход государств "Группы восьми" к решению правовых вопросов, касающихся борьбы с пиратством. И четыре из этих восьми являются постоянными членами Совета Безопасности ООН.

На прошедшем 29 мая в Нью-Йорке заседании контактной группы по пиратству у берегов Сомали было решено продолжать рассмотрение вопроса о возможности создания международного антипиратского трибунала.

Более того, в ходе этого заседания представители Нидерландов поддержали российскую инициативу и предложили провести у них встречу представителей заинтересованных государств с целью более детальной проработки вопросов создания и деятельности такого трибунала в регионе Африканского Рога.

Позднее это подтвердил представитель МИД Нидерландов - государства, имеющего уникальный опыт по организации деятельности трибуналов. В этой стране находятся Международный уголовный суд, Международный суд ООН, Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии.

Думаю, что данная проблема может быть затронута и на саммите лидеров государств "Группы восьми" в июле в Аквиле.

Таким образом, вопрос о продвижении российской инициативы перешел в политическую плоскость.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4926 от 5 июня 2009 г.

​​​​​​​

Распечатать