Интервью и выступления

  • 20 мая 2009, 14:36
  • Звягинцев Александр Григорьевич
Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Г.Звягинцева «Российской газете»
  Текст

С 1 мая все внеплановые проверки предпринимателей проводятся только по согласованию с прокуратурой. Какие результаты дает реализация новых прокурорских функций, 'Российской газете' рассказал заместитель Генерального прокурора Александр Звягинцев.

Российская газета: Александр Григорьевич, выражение нашего президента - "перестать кошмарить бизнес" стало расхожей фразой в лексиконе и деловых людей, и управленцев. Повторяют его все, а что на деле, есть ли подвижки в защите малого и среднего бизнеса от жесткой опеки чиновников?

Александр Звягинцев: Положительные тенденции, безусловно, есть. Но до топота копыт победных конниц еще далеко. Проблем в сфере предпринимательской деятельности еще пруд-пруди. Практика прокурорского надзора показывает, что нарушения прав и законных интересов хозяйствующих субъектов распространены и многочисленны. В прошлом году прокуроры внесли по результатам проверок более 10 тысяч представлений, объявили полторы тысячи предостережений, направили в суды около тысячи исков и заявлений. Это не считая четырех тысяч привлеченных к дисциплинарной ответственности и больше шести тысяч принесенных протестов. Цифры, что называется, говорят сами за себя.

РГ: Продолжая ваше сравнение с конницами, можно сказать, что стада чиновников, похоже, основательно потоптались на полях малого и среднего бизнеса. Что это за нарушения, по которым прокуроры пустили в ход весь свой арсенал "принуждения к закону"?

Звягинцев: Власти на местах создают дискриминационные условия для малого и среднего бизнеса, ставят разного рода административные барьеры. Давая в аренду государственное или муниципальное имущество, возлагают на предпринимателей обязанности, не предусмотренные никакими законами, требуют излишние документы, а чтобы получить эти бумаги, надо опять идти на поклон к чиновникам. Порой и откровенно облагают податями, словно барин крепостных, под видом "благотворительной помощи". В законе написано: "гражданин имеет право". А он для них, как и в былые времена, смерд презренный. И как прикажете с этим мириться?

РГ: У чиновников всегда под рукой спасительная ссылка на "государственный контроль и надзор". На практике, правда, это выглядит как бесконечные проверки предпринимателей и органами власти, и правоохранителями. Что-нибудь меняется в такой круговерти контролеров?

Звягинцев: Пока рано бить в победные там-тамы. Проверки все еще нередко проводятся без каких-либо поводов и оснований. Не соблюдается процедура проведения контрольных мероприятий, нарушается их периодичность, не оформляются должным образом результаты. Такие факты выявлены в деятельности Росприроднадзора, Роспотребнадзора, Россельхознадзора, Роснедвижимости, Ростехнадзора, Роструда, ФМС, МВД, других федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов. Подобную картину мы наблюдаем практически во всех субъектах Федерации. Сотрудники милиции зачастую незаконно изымают у хозяйствующих субъектов компьютерную технику, производственную документацию, фактически парализуя их работу. И многим это сходит с рук.

РГ: Неужели те меры, которые вы принимаете к нерадивым, а порой и коррумпированным чиновникам, не дают хоть каких-то результатов?

Звягинцев: Дают. Но мы хотим значительно большего. Ведь желаемые результаты будут тогда, когда исправно будет работать этот механизм на всех стадиях процесса, везде и всегда, а не от случая к случаю. Тем не менее пока мы все-таки добились, чтобы были выполнены требования закона, определившего порядок отчуждения недвижимого имущества, арендуемого малым и средним бизнесом. В большинстве регионов к концу прошлого года уже приняты нужные нормативно-правовые акты, закрепившие важные для предпринимателей условия. Например, чтобы арендатор имущества имел первоочередное право его приобрести: так называемое преимущественное право. Для предпринимателя доступность нежилых помещений - едва ли не самое главное. Нередко нечистые на руку чиновники целые здания передавали в собственность практически задаром - стоило лишь загодя оформить аренду. Теперь же закон определяет предельные размеры площади арендуемого имущества при реализации преимущественного права на его приобретение. Хочешь получить больше, участвуй в конкурсе, где все равны.

Еще одно полезное нововведение - закон теперь ограничил предельный срок рассрочки оплаты выкупаемого помещения. Все эти меры направлены на создание равных условий для предпринимателей, а заодно призваны ограничить возможности чиновников в "кошмарении" бизнеса.

РГ: В кризисные дни многие вспомнили о таком подзабытом понятии, как совесть. У любителей поживиться за чужой счет она просыпается?

Звягинцев: Она, по-моему, у некоторых явно "бывшая в употреблении". Но под воздействием принятых государством мер сейчас проходит период ломки.

РГ: А если после ломки выздоровление не наступит? Ведь многие так привыкли к вседозволенности, что на глазах у них шоры, они не замечают перемен вокруг.

Звягинцев: Ну что вам сказать... Я думаю, что все эти граждане должны знать одну известную истину: тот, кто надел на глаза шоры, должен помнить, что в этот комплект входит еще и кнут.

РГ: Чем больше всего грешат "проверяющие инстанции" на местах?

Звягинцев: Чаще нарушения связаны с неправомерными действиями территориальных органов власти и местного самоуправления. Чиновники принимают незаконные нормативно-правовые акты, очень часто с превышением должностных полномочий. Вводят, например, не предусмотренные законом сборы, предоставляют льготы и привилегии своим любимчикам, ограничивая тем самым конкуренцию и нарушая права других предпринимателей. Так называемый своизм здесь процветает. Реже, но встречаются факты и прямого неисполнения требований федеральных законов. Поэтому пока не надо обольщаться лукавым рапортом с мест, а делать все, чтобы буква Закона была включена в алфавит отношений всего чиновного люда.

РГ: О каких нарушениях, например, идет речь?

Звягинцев: Их довольно много. Перечислю лишь некоторые. Незаконно ограничивают права субъектов малого и среднего бизнеса. Скажем, в Кемеровской области размер арендной платы устанавливался с учетом произвольных коэффициентов - как решил чиновник, либо определялся в зависимости от источника финансирования арендатора. Вмешательство прокуроров в Бурятии, Мордовии, Алтайском крае, в Кировской, Курской и Тверской областях помогло устранить нарушения при заключении и расторжении договоров аренды, и изменении их условий. В Новосибирской области на арендаторов незаконно возложили обязанности по проведению за свой счет ежегодной оценки объектов аренды и их страхованию. Нарушаются сроки рассмотрения заявлений предпринимателей.

РГ: Если оторваться от частностей, какая складывается общая картина защиты прав предпринимателей, что, на ваш взгляд, нужно для решения нынешних проблем?

Звягинцев: В целом мониторинг ситуации свидетельствует о том, что нужно совершенствовать действующее законодательство. Существуют перечни показателей оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Федерации и местного самоуправления, утвержденные указами президента России. Я бы предложил для начала в качестве одного из критериев оценки ввести туда такой показатель, как соблюдение прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности.

Еще одним проблемным вопросом является отсутствие критериев оценки, как арендаторы исполняют обязательства, перечисляя плату за арендуемое имущество. Это создает условия для их различного толкования и, как следствие, приводит к росту коррупции. В ряде регионов такая проблема стала предметом обсуждения на заседаниях общественных советов по защите малого и среднего предпринимательства, которые по указанию Генпрокурора Юрия Чайки созданы во всех без исключения прокуратурах субъектов. На наш взгляд, этот вопрос нуждается в дополнительном законодательном регулировании.

РГ: А как сами предприниматели относятся к повышенному вниманию к ним со стороны органов прокуратуры?

Звягинцев: Вполне нормально. На этом направлении мы действуем не только строго, но и осмотрительно. Поэтому злодеям мы - в страх, а честным труженникам - в покровительство. Мы активно сотрудничаем с общественными организациями, представляющими интересы предпринимателей, в первую очередь - с "Опорой России" и "Деловой Россией". С их помощью выявляются конкретные нарушения закона, по которым организуются соответствующие проверки.

РГ: Уже с 1 мая все внеплановые проверки предпринимателей должны быть согласованы с прокуратурой. Вы успели подготовиться к новым полномочиям?

Звягинцев: Не только успели. Мы готовы уже и к формированию сводного плана проведения проверок - того, чем будем заниматься с 1 января будущего года. В настоящее время в соответствии с принятым Федеральным законом "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" на нас возложены полномочия по согласованию внеплановых выездных проверок малого и среднего бизнеса. В целях реализации нами подготовлена нормативная база, в том числе Генеральным прокурором издан приказ, регламентирующий порядок действий прокуроров. Разработаны методические рекомендации по реализации новых функций. В центральном аппарате Генпрокуратуры, а также во всех прокуратурах субъектов Федерации созданы специальные подразделения, призванные обеспечить надлежащий надзор в этой сфере правоотношений.

РГ: Вам поручена координация в этой сфере, по вашим предложениям, очевидно, будут приняты новые законодательные акты, регулирующие деятельность контрольно-надзорных органов. Как все это отразится в конечном счете на малом и среднем предпринимательстве?

Звягинцев: Льщу себя надеждой, что для него наконец-то значительно упростятся многие административные процедуры. Организованная форма будет придана взаимоотношениям государственных контролирующих органов и субъектов предпринимательской деятельности. Мы полагаем, что в дальнейшем станет возможным распространить действие апробированного на субъектах малого и среднего предпринимательства механизма проведения органами контроля внеплановых проверок по согласованию с органами прокуратуры на все без исключения организации. В этих целях, а также для обеспечения комплексного подхода к законодательной регламентации контрольной деятельности представляется целесообразным рассмотреть вопрос о разработке проекта федерального закона о контрольной (надзорной) деятельности в Российской Федерации.

Борис Ямшанов

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4913 (89) от 20 мая 2009 г.

​​​​​​​

Распечатать