Интервью и выступления

  • 19 августа 2007, 15:21
  • Звягинцев Александр Григорьевич
Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Г.Звягинцева «Российской газете»
  Текст

Доказательства прокурора Звягинцева

Выдача испанскими властями Александра Захарова, подозреваемого в убийстве в 2002 году губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, - это без сомнения успех российских правоохранительных органов и в первую очередь Генеральной прокуратуры, которая готовила документы на экстрадицию.

'РГ' попросила прокомментировать это событие заместителя Генпрокурора Александра Звягинцева, который имеет к нему самое прямое отношение.

Российская газета | Александр Григорьевич, испанские власти больше года решали вопрос об экстрадиции Захарова. Выходит, это не такой уж простой процесс?

Александр Звягинцев | Совершенно верно. Мало просто подготовить необходимые документы и направить их в прокуратуру Испании.

Нужно было постоянно отслеживать этот процесс, находиться в контакте с нашими коллегами с Пиренейского полуострова. В том числе встречаться с ними и аргументированно доказывать, что у российского следствия есть неопровержимые доказательства причастности Захарова к убийству губернатора Цветкова.

При этом с нашей стороны не было никакого давления на испанское правосудие. Решение принималось испанской стороной самостоятельно, на основе тех доказательств, которые мы им представили.

РГ | Документы, которые вы направили в прокуратуру Испании, чем-то отличаются от тех, что передаются в правоохранительные органы Великобритании? Почему в одном случае просьбы России удовлетворяются, а в другом нет? Может, вы где-то недорабатываете?

Звягинцев | Все материалы, независимо от страны, в которую они направляются, готовятся по единому стандарту. По необходимой атрибутике и по силе аргументации они идентичны. И во всем мире они признаются приемлемыми. Так что вопрос этот скорее не к нам, а к английским властям.

РГ | Часто прокуратура получает отказы в выдаче преступников?

Звягинцев | И в России, и за рубежом наши решения об экстрадиции обжалуются в судах. Количество таких дел исчисляется сотнями. И здесь мне бы хотелось подчеркнуть, что в нынешнем году в России мы не проиграли ни одного суда. Все наши решения об экстрадиции были признаны обоснованными. Что касается других стран, там также в абсолютном большинстве случаев просьбы Генпрокуратуры об экстрадиции были удовлетворены.

За 7 месяцев этого года России уже выдали из-за рубежа 154 обвиняемых. Отказали лишь в 18 случаях. В 7 случаях обвиняемые являлись гражданами запрашиваемых государств. Мы направили туда документы для привлечения их к уголовной ответственности. В 4 случаях инкриминируемые им деяния по законодательству стран, которые мы просили об экстрадиции, не являются преступлением. В нескольких случаях причиной отказа стало истечение срока давности. Хочу подчеркнуть, что ни одно из наших требований не было признано необоснованным.

РГ | Как складываются у вас отношения с испанскими коллегами?

Звягинцев | Мы находимся в постоянном контакте. Идет повседневная работа, касающаяся борьбы с организованной преступностью. Захаров ведь не единственный человек, скрывавшийся от правосудия в Испании, которого мы бы хотели увидеть в России.

Как правило, дважды в год я встречаюсь с руководством Генпрокуратуры Испании на международных форумах. Мои коллеги поддерживают постоянный телефонный контакт. А в этом году в Мадриде с официальным визитом побывал Генпрокурор Юрий Чайка, который провел переговоры с генеральным прокурором и министром юстиции Испании. Во время встречи произошел обмен проектами меморандума о взаимодействии. Сейчас идет доработка этого документа. Думаю, что скоро мы его подпишем. Обсуждался и вопрос об экстрадиции, в том числе гражданина Захарова.

«Российская газета»

Андрей Шаров

​​​​​​​

Распечатать