Интервью и выступления

Интервью Генерального прокурора Российской Федерации Игоря Краснова «Интерфаксу»
  Текст

Генпрокурор РФ: у нас достаточно полномочий для защиты российских и зарубежных инвесторов

Генеральный прокурор Российской Федерации Игорь Краснов на полях Владивостокского экономического форума рассказал "Интерфаксу" о работе надзорного ведомства по соблюдению прав предпринимателей, оказанию в условиях санкций помощи российскому бизнесу и защите иностранных инвесторов.

- В связи с введенными против РФ санкциями правительство и профильные ведомства ввели ряд послаблений в качестве помощи предпринимателям, как вы оцениваете эффективность данных мер? Как надзорное ведомство смотрит за тем, чтобы они были реализованы бизнесом?

- Принятые государством специальные меры по поддержке и стимулированию бизнеса являются беспрецедентными. Это предоставление различного рода субсидий и грантов, новые программы льготного кредитования, отсрочки по выплате действующих займов, налоговые послабления, мораторий на проведение проверок. Задача органов прокуратуры - обеспечить надзорное сопровождение их реализации.

В этих целях наша работа была кардинально перестроена. Проведена ревизия планов проверок бизнеса, большая часть которых исключена, а принятие дальнейших решений об их проведении поднято с районного, городского на региональный уровень.

Мною перед подчиненными поставлена задача принципиально, без всяких проволочек реагировать на необоснованные отказы в предоставлении предпринимателям финансовой помощи, проблемы развития территорий с преференциальными режимами, отсутствие возможности получения муниципальных услуг в электронном виде и многие другие.

Организована эффективная система личного приема и встреч с предпринимателями, в которых также принимают участие представители банков, налоговых и других органов исполнительной власти. Это приносит свои положительные результаты, так как многие проблемы устраняются, как говорится, не выходя из кабинета.

Более того, считаю важным не ограничиваться только восстановлением прав предпринимателей, а комплексно подходить к устранению проблем в конкретной сфере правоотношений, вплоть до инициирования необходимых законодательных изменений.

Сейчас работники ведомства нацелены на максимально быстрое и эффективное разрешение возникающих у бизнеса вопросов, и для этого мы используем весь комплекс прокурорских полномочий.

- Многие инвесторы, особенно иностранные, все чаще высказывают опасения работать в РФ. Насколько защищены сейчас иностранные инвестиции в нашей стране и насколько инвесторам безопасно работать в РФ?

- Считаю, что при ответе на этот вопрос необходимо, в первую очередь, ориентироваться на мнение самих инвесторов. А они на этот счет высказывались неоднократно, в том числе на прошедшем в июне Санкт-Петербургском экономическом форуме. Их оценки говорят о том, что российская юрисдикция предоставляет инвесторам больше прав и гарантий, чем во многих, в том числе западных странах.

При этом очевидно, что продолжающийся по сей день так называемый "парад уходов" из России иностранных компаний не имеет никакого отношения к бизнесу. Они покидают нашу страну не по своей воле, а из-за беспрецедентного давления на них западных политиков, в результате недальновидных действий которых вынуждены терпеть многомиллионные убытки.

Но ко многим уже приходит понимание, что потеря выстроенного годами и даже десятилетиями бизнеса в угоду политической конъюнктуре ничем не оправдана. Их места мгновенно занимают другие. И не просто потому, что высока конкуренция. Вряд ли в настоящее время где-то еще возможно иметь столь высокую доходность при максимально комфортных условиях ведения бизнеса, которые созданы в России. Поэтому некоторые, оценив ситуацию, возвращаются, переориентируются под требования российского законодательства, диверсифицируют производство.

Преимущества российской юрисдикции налицо. Помимо надежных гарантий для реализации запланированных проектов, разительно отличающейся от стран Запада ценовой политике на энергоресурсы, это и правовая защищенность предпринимателей, которые вложили здесь свои финансовые ресурсы, в том числе благодаря надзорным полномочиям органов прокуратуры.

Я уже не раз говорил, что мы не проводим различий между "нашими" и "зарубежными" инвесторами и обладаем достаточными полномочиями для поддержки инвесторов и пресечения в отношении них любых злоупотреблений.

- На что в первую очередь ориентированы прокуроры в своей работе по надзору за соблюдением прав предпринимателей?

- Безусловным приоритетом в работе прокуратуры является избавление предпринимателей от излишней "опеки" со стороны контролеров.

В условиях необходимости адаптации бизнеса к западным санкциям нашей первоочередной задачей является минимизация числа необоснованных визитов любых ревизоров.

Повысив спрос за незаконные контрольные мероприятия, нам удалось обеспечить неукоснительное соблюдение установленного правительством моратория на их проведение.

Отменены все ранее запланированные визиты на объекты, не представляющие угрозу для жизни и здоровья граждан. Прокурорами отклоняется более половины заявок контролеров о внеплановом вмешательстве в коммерческую деятельность.

Все данные вопросы находятся на моем личном контроле.

В бизнес-среде все чаще звучат мнения о нецелесообразности заключения под стражу предпринимателей по ненасильственным, экономическим обвинениям и освобождении их под залог. Как вы к этому относитесь и допускаете ли возможность законодательно сделать залог основной мерой пресечения по ряду экономических статей в УК?

- Прежде всего, хочу напомнить, что в последние годы в законодательство, в том числе по инициативе Генеральной прокуратуры, неоднократно вносились изменения, направленные на установление особых условий привлечения предпринимателей к уголовной ответственности и применения к ним меры пресечения в виде заключения под стражу.

В настоящее время в уголовно-процессуальном законе определены четкие критерии, при наличии которых к обвиняемому в экономическом преступлении возможно применить меру пресечения в виде заключения под стражу. По сути, это те обстоятельства, которые попросту делают невозможным применение иных предусмотренных в законе ограничительных мер, включая залог. К примеру, если речь идет о миллионах похищенных подрядчиком бюджетных средств, который к тому же еще и скрылся.

Поэтому могу с абсолютной уверенностью заявить, что арест в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений экономической направленности, применяется как исключительная мера и в масштабах страны достаточно редко.

Но нельзя не учитывать, что ситуации бывают разные, поэтому прокуроры при рассмотрении судом соответствующих ходатайств следователей ориентированы в каждом конкретном случае оценивать возможность применения в отношении предпринимателя меры пресечения, не связанной с лишением свободы. За этим установлен мой жесткий контроль.

Тем не менее, это не значит, что по данному вопросу больше нечего обсуждать. Работа по совершенствованию законодательства не останавливается. Нами практически в режиме нон-стоп формируются новые предложения, которые бы исключили возможность любых злоупотреблений в отношении предпринимателей.

Распечатать