Прокурор разъясняет

  • 24 июня 2019, 18:50
ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ №2- 2019 судебной практики рассмотрения уголовных дел апелляционной инстанцией Верховного суда Республики Башкортостан
  Текст

Незаконное прекращение уголовного дела.

 

Постановлением Абзелиловского районного суда уголовное дело по обвинению А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.222.1, ч.1 ст.223 УК РФ, прекращено на основании ст.25.1 УПК РФ с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 8 000 рублей.

 

А. обвинялся в незаконном приобретении взрывчатых веществ (пороха) и в незаконном изготовлении боеприпасов (патронов) к гладкоствольному охотничьему огнестрельному оружию в количестве 7 штук.

 

По смыслу ч.1 ст.25.1 УПК РФ суд по собственной инициативе в случаях, предусмотренных ст.76.2 УК РФ, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

 

Решение о прекращении уголовного дела суд мотивировал тем, что А. возместил ущерб путем сдачи в правоохранительные органы пороха и 7 патронов.

 

Между тем, данные предметы были изъяты сотрудниками полиции при производстве осмотра места происшествия и признаны вещественными доказательствами по делу, в силу чего, они не могли быть учтены в качестве возмещения ущерба.

 

При таких обстоятельствах, решение суда о прекращении уголовного дела нельзя признать законным и отвечающим требованиям ст.25.1 УПК РФ и п.2.1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.06.2013 №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

 

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан постановление в отношении А. отменено, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

 

 

Неправильное применение уголовного закона допущено при квалификации действий осужденного.

 

Приговором Белорецкого межрайонного суда Г. осужден по п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

 

Г. признан виновным в том, что он, из корыстных побуждений, в целях тайного хищения чужого имущества, незаконно проник на территорию производственной базы, где из-под навеса похитил лесоматериалы, принадлежащие П.

 

По смыслу п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ под проникновением в помещение или иное хранилище понимается тайное вторжение в целях завладения имуществом.

 

Как следует из материалов уголовного, осужденный являлся работником П. и имел свободный доступ, как на территорию данного объекта, так и к находившемуся там имуществу.

 

Таким образом, изложенное свидетельствует о том, что в действиях осужденного отсутствует квалифицирующий признак «с незаконным проникновением в иное хранилище».

 

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении Г. изменен: действия осужденного с п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ переквалифицированы на ч.1 ст.158 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 6 месяцев условно с испытательным сроком 6 месяцев.

 

 

 

Расхождение позиции осужденного и его адвоката относительно избранной линии им защиты признано нарушением права на защиту и основанием для отмены приговора.

 

Приговором Бирского межрайонного суда К. осужден по п.«б» ч.4 ст.132 (4 эпизода), ч.3 ст.69 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы 2 года.

 

В соответствии со ст. 49 УПК РФ защитник - это лицо, осуществляющее в установленном уголовно-процессуальном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, осужденных, и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

 

Согласно п.3 ч.4 ст.6 Федерального  закона от 31.05.2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

 

Как следует из протокола судебного заседания, осужденный вину в предъявленном обвинении не признал.

 

При этом адвокат, выступая в прениях в защиту интересов К., предложил переквалифицировать его действия как одно продолжаемое преступление, предусмотренное ст.135 УК РФ.

 

Таким образом, позиция защитника полностью противоречила интересам и обозначенной позиции осужденного, что является прямым нарушением права на защиту.

 

С учетом изложенного, апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении К. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

 

 

 

Несоблюдение требований главы 14 УК РФ повлекло необоснованное назначение несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы.

 

Приговором Советского районного суда г.Уфы несовершеннолетний З. осужден по п.«а, б» ч.2 ст.158 УК РФ (3 эпизода) к 10 месяцам лишения свободы за каждое из преступлений. На основании ч.2 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно определено 1 год лишения свободы. На основании ч.2 ст.90 УК РФ от назначенного наказания З. освобожден с применением к нему принудительной меры воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения восемнадцатилетнего возраста.

 

Согласно ч.6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

 

Как следует из материалов уголовного дела, на момент совершения краж, которые в силу ч.3 ст.15 УК РФ относятся к категории преступлений средней тяжести, осужденный являлся лицом, не достигшим 16-летного возраста.

 

Таким образом, назначение несовершеннолетнему З. наказания в виде лишения свободы является незаконным.

 

Кроме этого, в силу ч.2 ст.89 УК РФ несовершеннолетний возраст как смягчающее обстоятельство учитывается в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами.

 

Вопреки требованиям указанной нормы уголовного закона, суд не признал несовершеннолетний возраст З. обстоятельством, смягчающим наказание.

 

С учетом изложенных обстоятельств, апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении З. изменен: смягчающим наказание обстоятельством признан несовершеннолетний возраст; за каждое из преступлений назначено наказание в виде 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; на основании ч.2 ст.69 УК РФ окончательно к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; на основании ч.1 ст.92 УК РФ освобожден от назначенного наказания с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия в виде ограничения досуга с установлением ограничений.

Распечатать