Новости

Введена уголовная ответственность за распространение социально значимой информации, не соответствующей действительности в условиях пандемии
  Текст

Уголовно-правовая реакция на коронавирусную пандемию.

Вполне закономерной реакцией на пандемию COVID-19 стало принятие подавляющим большинством государств, включая Россию, беспрецедентных организационно-политических, экономических и иных мер, направленных на сдерживание и последующее подавление коронавирусной инфекции. Однако уже имеющийся отрицательный социальный "эффект" пандемии также заставил многие страны принять жесткие ограничительные меры правового характера в целях недопущения наступления возможных еще больших негативных общественных последствий. В этих целях принят Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

Общая характеристика "антикоронавирусных" новелл уголовного законодательства. Прежде всего надо отметить, что названный Федеральный закон ввел в УК РФ две новые нормы о запрете публичного распространения социально значимой информации, не соответствующей действительности.

Смысл появления ст. ст. 207.1 и 207.2 УК, в общем, очевиден: по мнению законодателя, публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации создает угрозу причинения вреда и (или) причиняет реальный вред интересам общественной безопасности. Именно эти интересы (традиционно понимаемые как состояние защищенности неопределенного круга лиц от угроз, ставящих под вопрос "обычные", "стабильные", "нормальные", "безопасные" условия жизни и существования всего общества) являются непосредственным объектом названных преступлений.

Глубинная сущность этих уголовно-правовых запретов состоит в недопущении (пресечении) распространения в обществе состояния тревоги и страха, потенциально могущих привести к самым серьезным последствиям - вплоть до паники, массовых волнений и беспорядков, которые, с вероятностным итогом, чреваты человеческими жертвами.

Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан (ст. 207.1 УК). Этот состав носит формальный характер: для наступления уголовной ответственности достаточно совершить любое из действий, указанных в диспозиции ст. 207.1 УК. Неотъемлемым признаком каждого из этих действий является публичный характер его совершения. Преступление считаться оконченным в случае восприятия такой информации как минимум двумя людьми, не являющимися соучастниками. Способ распространения информации (устный, письменный, телекоммуникационный, сообщение в СМИ или Интернете и пр.) юридического значения не имеет.

Особенностью субъективной стороны является установление, наряду с прямым умыслом, заведомого знания виновного о ложном характере распространяемой информации. Следуя сложившейся традиции, надо подчеркнуть, что лицо должно осознавать ложный (не соответствующий фактической действительности) характер информации до начала ее распространения. Это обстоятельство особенно важно в случаях, когда лицо, не будучи источником, выступает лишь в качестве "ретранслятора" таких сведений.

Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия (ст. 207.2 УК). По существу, в ст. 207.2 УК речь во многом идет о "материализованной" в последствиях норме, предусмотренной ст. 207.1 УК. Несмотря на то что в диспозиции ч. 1 ст. 207.2 УК говорится о "заведомо ложной общественно значимой информации", к ней, вне всяких сомнений, необходимо отнести информацию об "обстоятельствах" и "мерах", перечисленных в примечании к ст. 207.1 УК. Однако понятие "общественно значимая информация" по своему содержанию шире: в принципе в нее можно включить все сведения, вызывающие либо способные вызвать общественный резонанс.

Особенностью субъективной стороны является то, что, несмотря на заведомое знание виновного о ложном характере распространяемой общественно значимой информации, его субъективное отношение к указанным последствиям должно быть только неосторожным. В случаях установления умысла по отношению к последствиям (прямого или косвенного) содеянное подлежит квалификации в зависимости от направленности умысла и степени завершенности, например, как умышленное причинение вреда здоровью соответствующей степени тяжести, убийство, организацию массовых беспорядков (либо приготовление или покушение на эти преступления).

 

Прокуратура КБР

отдел по надзору за

расследованием преступлений в

органах Следственного комитета

Российской Федерации

 

 

Распечатать Архив новостей