Интервью и выступления

Выступление заместителя прокурора области Сергея Акулича на координационном совещении руководителей правоохранительных органов 22.09.2020
  Текст

Уважаемый Виктор Анатольевич, коллеги!

Во исполнение пункта 2 плана основных мероприятий по координации деятельности правоохранительных органов Архангельской области по борьбе с преступностью на второе полугодие 2020 г. прокуратурой области изучена практика выделения органами предварительного расследования уголовных дел и материалов в порядке ст. 154 и 155 УПК РФ.

Для этого проанализированы статистические данные за последние 2.5 года, выборочно изучены уголовные дела и материалы процессуальных проверок.

Осуществленные в ходе подготовки к координационному совещанию выезды в прокуратуры городов Архангельска и Северодвинска, а также проверки в поднадзорных им органах предварительного расследования находящихся в производстве уголовных дел о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотических средств, оружия, покупки поддельных документов; почерпнутые из докладных записок прокуроров районного звена сведения, свидетельствуют, что должное внимание процедурам выделения дел и материалов ни руководителями органов расследования, ни надзирающими прокурорами не уделяется.

Несомненно, институт выделения материалов проверок и уголовных дел направлен исключительно на реализацию предусмотренных ст. 6 УПК РФ задач по привлечению к уголовной ответственности всех лиц, совершивших преступления. На практике же наступательность и принципиальность следователей, дознавателей и субъектов оперативно-розыскной деятельности по изобличению причастных к криминальным посягательствам лиц не обеспечены, права потерпевших на защиту своих законных интересов не соблюдаются.

Анализ практики применения ст. 155 УПК РФ свидетельствует о том, что органами предварительного расследования материалы проверок более чем в половине случаев выделяются незаконно и необоснованно, в отдельных случаях – в ущерб расследуемым уголовным делам.

Об этом мы сегодня с вами и поговорим.

Так, из 868 выделенных в 2019 г. материалов возбуждено только 406 уголовных дел, в суд из них направлено 341. За 1 полугодие текущего года выделено 385 материалов, реализованных в 175 случаях возбуждением дел, из которых в суд направлено 114.

Таким образом, из достаточно большого массива выделенных материалов, возбуждены и расследованы уголовные дела менее, чем по половине таких сообщений о преступлениях, в остальных случаях в возбуждении уголовного дела почти сразу отказано, что свидетельствует о формализме при выделении этих материалов.

Ярким примером ущербности для расследования уголовного дела является решение следователя Котласского межрайонного следственного отдела СУ СК России по Архангельской области, который, расследуя уголовное дело по факту обнаружения в сгоревшем доме трупа, достоверно установил, что гражданин Скорняков, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в результате неосторожного обращения с огнем, сжег принадлежащий ему частный дом, причинив по неосторожности смерть своей сожительницы Вяткиной. Следователь обоснованно предъявил Скорнякову обвинение по ч. 1 ст. 109 УК РФ, вместе с тем пришел к выводу, что дом по неосторожности уничтожен неустановленным лицом, о чем выделил материалы, которые направил в отдел надзорной деятельности г. Котласа ГУ МЧС, где в возбуждении уголовного дела абсолютно обосновано отказано.

Иначе, как процессуальным вредительством это назвать нельзя! При этом ни ведомственным контролем, ни прокурорским надзором данный факт не выявлен. Да и суд, признавший Скорнякова виновным, на это внимание не обратил.

Наиболее грубым нарушением уголовно-процессуального закона считаю непринятие следователями и дознавателями мер к выделению материалов при наличии к тому достаточных оснований, что безусловно влечет нарушение прав потерпевших от преступлений, незаконно освобождает от ответственности лиц, их совершивших. За анализируемый период таких фактов выявлено 37.

Так, расследуя уголовное дело о совершении Шалгинским кражи из жилища Симоновой, следователь ОМВД России «Няндомский» полученные в ходе допроса потерпевшей сведения о причинении ей побоев соседом Каримовым, ранее привлеченным к административной ответственности по ст. 6.1.1 КоАП РФ, проигнорировал. Несмотря на явные признаки предусмотренного ст. 1161 УК РФ преступления, материалы проверки в отношении Каримова не выделил, его уголовное преследование не инициировал, а по существу укрыл от учета преступление.

Иногда поводы для выделения материалов настолько очевидны, что оправдания бездействия должностных лиц органов расследования попросту нет!

Так, в ходе расследования в отделении по обслуживанию Ломоносовского округа отдела дознания УМВД России по г. Архангельску уголовного дела о причинении из хулиганских побуждений легкого вреда здоровью Милюку, последний, несмотря на установленную законом обязанность, от дачи показаний в качестве потерпевшего отказался. Дознаватель при этом признаки предусмотренного ст. 308 УК РФ преступления не усмотрел, мер регистрации преступления и организации процессуальной проверки не принял, чем Милюка от привлечения к уголовной ответственности освободил, а преступление укрыл.

Треть от всех фактов невыделения материалов проверок (11 из 37) составляют сообщения о наркопреступлениях, обладающих высокой степенью общественной опасности, однако полнота регистрации таких преступлений не обеспечена.

К примеру, дознаватель МВД в Онежском районе в ходе расследования уголовного дела по ч. 1 ст. 228 УК РФ полученным от подозреваемого Бочарникова сведениям о приобретении наркотика у своего знакомого Долгополова надлежащую процессуальную оценку не дал, материалы по наркосбытчику не выделил, меры к привлечению последнего к уголовной ответственности не принял, преступление укрыл и Долгополова от уголовной ответственности освободил.

Подобные факты прокурорским надзором и ведомственным контролем должны пресекаться незамедлительно и жестко, с постановкой вопроса об ответственности виновных.

Не менее серьезной проблемой видится несвоевременность выделения следователями и дознавателями материалов из уголовных дел, ст. 155 УПК РФ на первоначальном этапе расследования реализуется в единичных случаях. Широкое распространение получила практика выделения таких материалов спустя месяцы после возбуждения уголовных дел или непосредственно перед принятием окончательного процессуального решения. Регистрация преступлений по выделенным материалам, дальнейшее возбуждение по ним уголовных дел осуществляется по остаточному принципу, что неприемлемо.

В результате длительное время права потерпевших от преступлений остаются нарушенными, сами преступники безнаказанными, необходимые следственные и процессуальные действия не выполняются, а часть преступлений так никогда и не раскрывается!

К примеру, следователем следственного отделения ОМВД России «Красноборский» только через 4 месяца после возбуждения уголовного дела в отношении Карпова, похитившего имущество Кожевниковой из ее дома, выделены материалы по еще одной краже у потерпевшей, совершенной неустановленным лицом, хотя данные об этом были известны еще на стадии возбуждения «основного» дела. Расследованное по выделенным материалам уголовное дело через 2 месяца приостановлено по  п. 1 ч. 1  ст. 208 УПК РФ, хотя при своевременном выделении материалов и надлежащей работе следователя преступление могло быть раскрыто.

По уголовному делу, возбужденному 31.05.2019 в отделении дознания ОМВД России «Котласский» по факту приобретения Казанцевым посредством сети «Интернет» наркотического средства, материалы в порядке ч. 1 ст. 155 УПК РФ о сбыте ему наркотика выделены лишь через полгода, на завершающей стадии расследования, одновременно с составлением по делу обвинительного акта.

Указанные примеры не единичны. Результаты выездов в нижестоящие прокуратуры и проведенные проверки территориальных отделов МВД и СК свидетельствуют, что подобные нарушения носят системный характер на протяжении многих лет. Выявляя в ходе расследования дел новые преступления, следователи и дознаватели мер к их своевременной регистрации и возбуждению по ним уголовных дел не принимают. В результате возможности установления и изобличения совершивших криминальные посягательства лиц, доказывания их виновности утрачиваются, а преступления остаются нераскрытыми.

Нередки случаи, когда решения о выделении материалов по существу приняты верно, но с существенным нарушением закона. Повсеместно распространена практика выделения материалов проверок в отношении лиц, являющихся соучастниками групповых преступлений, без оценки действий иных членов групп. Это, как правило, влечет неверную квалификацию их действий (в сторону занижения), привлечение к ответственности только рядовых исполнителей и делает невозможным уголовное преследование организаторов преступных групп.

Так, следователь следственной части СУ УМВД по области, расследуя уголовное дело о мошенничестве, достоверно установил, что Щегловым по предварительному сговору с Дудкиной на последнюю осуществлена незаконная регистрация двух юридических лиц, то есть совершено предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 1731 УК РФ преступление, выделил материалы проверки только в отношении исполнителя Дудкиной, квалифицируя ее действия по ч. 1 ст. 1732 УК РФ, направил их дознавателю МВД, который проявил такое же безразличие, мер по привлечению к ответственности всех соучастников не принял и в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности отказал.

Как результат неверных по своему существу решений, соучастник преступления Щеглов к уголовной ответственности не привлечен.

И такая практика занижения квалификации по ст. 1731 и 1732 УК РФ с освобождением от уголовной ответственности организаторов преступлений носит массовый характер – только при подготовке к сегодняшнему совещанию мною отменено 11 незаконных решений.

Наряду с невыделением или длительным выделением материалов, серьезной проблемой вижу широко распространенную практику необоснованного применения ст. 155 УПК РФ, когда не имея ни повода, ни оснований для организации процессуальной проверки, следователи и дознаватели выделяют материалы, чем искусственно увеличивают документооборот, отвлекают силы и средства своих коллег-правоохранителей, а результат в итоге ожидаемо нулевой.

Это выделение материалов по факту хищения денежных средств менее 2,5 тыс. руб. (г. Котлас, Виноградовский район), по заведомо гражданско-правовым спорам (г. Архангельск), по очевидно некриминальным травмам (Плесецкий район) и так далее. На каждом примере останавливаться отдельно не вижу смысла. Но подобное следует искоренить, чтобы использовать сэкономленное время для реальной работы.

Имеют место и случаи необоснованного выделения материалов, которые в принципе не могут получить своего законного разрешения.

Так, следователь центрального аппарата СУ СК год расследовал уголовное дело по факту хищения более 115 млн. руб. при исполнении двух муниципальных контрактов на строительство систем канализации и водоснабжения пос. Соловецкий, после чего его незаконно прекратил и одновременно необоснованно выделил материалы по этому же событию преступления, перспективы процессуальной проверки попросту нет. В результате виновные в хищении огромных бюджетных средств ответственность не понесли!

В области на протяжении многих лет отсутствует единообразная практика применения положений ст. 143 и 155 УПК РФ по регистрации сообщений о преступлениях, выявленных в ходе расследования уголовных дел, в случаях совершения подозреваемыми и обвиняемыми иных преступлений.

В большинстве случаев применяется процедура выделения материалов с направлением их в соответствующий орган расследования для проведения проверки. Особой проблематики в дальнейшей реализации таких материалов не вижу, однако требования уголовно-процессуального нарушаются.

Следователям и дознавателям в подобных случаях необходимо руководствоваться исключительно положениями ст. 143 УПК РФ, составлять рапорт об обнаружении признаков преступления, который в соответствии со ст. 140 УПК РФ является сообщением о преступлении.

Одна из причин вышеотмеченных нарушений закона в неисполнении следователями и дознавателями требований части 11 ст. 155 УПК РФ о направлении прокурору копий постановлений о выделении в отдельное производство материалов уголовных дел. Этот установленный законом порядок не соблюдается повсеместно, а меры прокурорского реагирования для устранения таких нарушений не применяются.

Теперь об уголовных делах.

Из 282 выделенных дел за последние полтора года в суд направлено только 96, расследование по 102 делам приостановлено, 24 уголовных дела прекращены, по 60 делам расследование продолжается.

Проведенный анализ соблюдения законности при выделении уголовных дел в большинстве своем свидетельствует о соблюдении органами расследования требований ст. 154 УПК РФ. Как правило, уголовные дела при необходимости и в установленных законом случаях выделяются, делается это своевременно. Сложившаяся практика нареканий не вызывает.

Вместе с тем, факты необоснованного выделения уголовных дел получили достаточно широкое распространение. Отдельные решения принимаются исключительно в целях освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в соучастии, при этом являющихся организаторами, а иногда занимающими руководящие должности в органах власти и коммерческих структурах.

Из анализа необоснованно выделенных уголовных дел можно сделать вывод о том, что именно следователь или дознаватель назначает виновного, который будет нести ответственность за содеянное в группе. В отношении же остальных соучастников, известных следователю, на которых прямо, с указанием персональных данных и должностного положения указывают рядовые исполнители, необходимые следственные действия не проводятся, очевидные признаки их причастности к преступлениям отвергаются и такие лица приобретают статус «неустановленных», в отношении которых, как правило, и выделяются уголовные дела.

Для убедительности приведу лишь несколько наиболее ярких примеров.

Так, материалами уголовного дела, находившегося в производстве следственной части СУ УМВД России по г. Архангельску, установлено, что супруги Минины, занимавшие должности главного бухгалтера и механика государственного казённого учреждения «Автопарк администрации Архангельской области», с целью хищения бюджетных средств подыскали индивидуального предпринимателя Щербакова и в дальнейшем совершили хищение средств предприятия на сумму свыше 1 млн. руб.

Следователем же обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ предъявлено только исполнителю Щербакову, в отношении организаторов преступления Мининых уголовное преследование в январе 2019 г. прекращено по реабилитирующему основанию и в отношении неких «неустановленных» лиц уголовное дело выделено в отдельное производство.

Очевидно, следователем грубым образом нарушен закон, созданы все условия для освобождения от ответственности лиц, совершивших преступление. Ведомственным контролем это не выявлено и не устранено, да и прокурором данный факт выявлен только через 2 месяца при изучении уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением. Уголовное дело возвращено для дополнительного расследования, по результатам которого оно в отношении всех соучастников в ноябре 2019 г. направлено в суд.

Аналогичные действия выполнены тем же следственным органом и по уголовному делу в отношении начальника автобазы ОАО «Североалмаз» Куксина, похитившего путем мошенничества через фирмы-однодневки более 14 млн. руб.

Ни процессуальным контролем, ни надзирающим прокурором нарушения уголовно-процессуального закона не выявлены, только после личного вмешательства прокурора области инициировано привлечение соучастников Куксина к уголовной ответственности.

При расследовании в следственной части СУ УМВД России по  г. Архангельску уголовного дела по ч. 4 ст. 1592 УК РФ о хищении бюджетных денежных средств, полученных в виде субсидий, из 6 соучастников к уголовной ответственности привлечен только Космачев. Иные, установленные следователем лица, так же, как и в предыдущих примерах, определены как «неустановленные», дело в отношении них выделено в отдельное производство. Опять же, только после личного вмешательства прокурора области, еще 5 лиц, совершивших это мошенничество привлечены к уголовной ответственности и осуждены.

Имеются существенные нарекания к оперативно-розыскной деятельности при раскрытии преступлений по выделенным уголовным делам, особенно – расследование по которым приостановлено, но это тема для отдельного обсуждения.

Все названные нарушения происходят по причине недостаточной эффективности ведомственного контроля на рассматриваемом направлении. При этом качество надзора также оставляет желать лучшего. Прокуроры такие решения о выделении материалов и дел оценивают поверхностно, спустя длительное время после их принятия, без соответствующего анализа и видения общей картины.

Отсутствие надлежащего контроля и надзора за применением  ст. 154-155 УПК РФ влечет укрытие преступлений, их неверную квалификацию, непривлечение всех виновных лиц к уголовной ответственности и создает условия для коррупционных проявлений (небезызвестный следователь Дерец).

Должностными лицами органов предварительного расследования требования ст. 21 УПК РФ об обязанности уголовного преследования понимаются неверно, либо игнорируются вовсе.

В целях принятия надлежащих мер и повышения эффективности работы правоохранительных органов по обеспечению принципа неотвратимости наказания за совершенные криминальные деяния при выделении уголовных дел и материалов в порядке ст. 154 и 155 УПК РФ предлагается ряд мероприятий, постоянного и срочного характера, изложенных в проекте постановления КСРПО.

Спасибо за внимание, доклад окончен. Готов ответить на вопросы.

 

Распечатать