Уголовное, уголовно-процессуальное право

  • 17 августа 2022, 13:27
Прокуратура Багратионовского района города Калининграда разъясняет: «Об уголовной ответственности за незаконное задержание»
  Текст

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 28.06.2022 № 20 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях против правосудия» дал разъяснения об уголовной ответственности за незаконные задержание, принуждение к даче показаний, фальсификацию доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности, заведомо ложный донос, заведомо ложные показания, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (ст. 301 - 303, 306, 307 Уголовного кодекса РФ).

Так, под заведомо незаконным задержанием, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 301 Уголовного кодекса РФ, следует понимать совершение уполномоченными должностными лицами органов предварительного расследования умышленных действий, направленных на незаконное применение меры процессуального принуждения в виде задержания подозреваемого при отсутствии предусмотренных ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса РФ оснований и обязательных условий, либо бездействие, выражающееся в умышленном непринятии уполномоченным должностным лицом установленных законом мер к освобождению лица, задержанного по подозрению в совершении преступления.

Как заведомо незаконное задержание должны квалифицироваться, в частности, умышленные действия, совершаемые с целью незаконного применения к лицу данной меры процессуального принуждения, в результате которых лицо задерживается по подозрению в совершении преступления в порядке, предусмотренном ст. 92 Уголовно-процессуального кодекса РФ:

  • при отсутствии постановления о возбуждении уголовного дела; если санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации за преступление, в котором подозревается задержанный, не предусмотрено наказание в виде лишения свободы;
  • при отсутствии данных о том, что задержанное лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, либо о том, что потерпевшие или очевидцы указали на него как на совершившего преступление, либо о том, что на этом лице, его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления.