Прокурор разъясняет

  • 19 июня 2020, 15:56
ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ №1- 2020 судебной практики рассмотрения уголовных дел апелляционной инстанцией Верховного суда Республики Башкортостан
  Текст

Неправильное применение уголовного закона повлекло назначение несправедливого, вследствие его чрезмерной мягкости, уголовного наказания.

 

Приговором Иглинского межрайонного суда М. осужден по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

М. признан виновным в краже чужого имущества на общую сумму 36 807 рублей, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, с незаконным проникновением в жилище.

 

Приговор обжалован государственным обвинителем по мотивам нарушения судом требований уголовного закона, повлекших назначение осужденному чрезмерно мягкого наказания, а также осужденным об исключении квалифицирующего признака «с незаконным проникновением в жилище», так как, по его мнению, кража совершена им из чердака дома, а не из жилища.

 

В соответствии с п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» при квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку «незаконное проникновение в жилище» судам следует руководствоваться примечанием к статье 139 УК РФ, в котором разъясняется понятие «жилище».

 

Пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 №46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 УК РФ)» разъяснено о том, что уголовную ответственность по статье 139 УК РФ влечет незаконное проникновение в индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями (например, верандой, чердаком, встроенным гаражом).

 

Таким образом, с учетом вышеизложенных разъяснений, квалификация действий М. и его осуждение по признаку «с незаконным проникновением в жилище» является обоснованной.

 

В силу ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

 

Назначение менее строгого как предусмотренного, так и не предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ вида наказания допускается лишь при наличии исключительных обстоятельств, указанных в статье 64 УК РФ, либо на основании ч.3 ст.68 УК РФ (п.47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 №58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

 

Как следует из приговора, суд, рассматривая вопрос о наказании, пришел к выводу об отсутствии оснований для применения положений ч.3 ст.68 УК РФ, и назначил М. наказание по правилам рецидива.

 

Вместе с тем размер назначенного М. наказания не отвечает требованиям ч.2 ст.68 УК РФ, поскольку санкцией ч.3 ст.158 УК РФ наиболее строгим видом наказания предусмотрено лишение свободы сроком до 6 лет, одна третья часть которого составляет 2 года.

 

С учетом изложенных обстоятельств апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан приговор в отношении М. изменен по доводам апелляционного представления: с учетом требований ч.2 ст.68 УК РФ наказание усилено до 2 лет 1 месяца лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного - без удовлетворения.

 

 

 

Превышение пределов полномочий при рассмотрении жалобы в порядке ст.125 УПК РФ.

 

Постановлением Давлекановского районного суда удовлетворена жалоба адвоката Г., поданная в порядке ст.125 УПК РФ в защиту интересов А.; признаны незаконными действия следователя, выразившиеся в нарушении права на защиту при производстве 05.06.2019 допроса А. в качестве подозреваемого с участием защитника – адвоката по назначению, при наличии заключенного с Г. соглашения на оказание юридических услуг.

 

В соответствии со ст.125 УПК РФ предметом обжалования в суде могут быть постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

 

По смыслу закона при проверке законности действий следователя, руководителя следственного органа судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и квалификации деяния.

 

Не подлежат обжалованию в порядке ст.125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (пункты 1 и 3.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст.125 УПК РФ»).

 

Как следует из существа жалобы, адвокат Г. в обосновании своих доводов указал, что его подзащитный А. под давлением со стороны сотрудников следственного комитета был вынужден написать заявление об отказе от помощи адвоката по соглашению, после чего допрошен в качестве подозреваемого с участием назначенного адвоката, и в ходе которого оговорил себя.

 

Таким образом, поскольку в жалобе фактически ставился вопрос об оценке доказательства, который впоследствии может стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, она не могла быть рассмотрена по правилам, установленным ст.125 УПК РФ.

 

В этой связи апелляционным постановлением Верховного суда Республики Башкортостан постановление районного суда, которым удовлетворена жалоба адвоката Г., отменено с прекращением производства по ней, чем удовлетворено апелляционное представление прокурора.

 

 

 

Необоснованное прекращение уголовного дела.

 

Постановлением Белорецкого межрайонного суда уголовное дело в отношении Б. и Г., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.191.1 УК РФ, прекращено на основании ст.25.1 УПК РФ. В соответствии со ст.76.2 УК РФ они освобождены от уголовной ответственности с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 10 000 рублей каждому.

 

Б. и Г. обвинялись в совершении перевозки в целях сбыта и сбыта заведомо незаконно заготовленной древесины, совершенные в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

 

В силу ст.7 УПК РФ постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

 

Согласно ст.76.2 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

 

Таким образом, обязательным условием для применения положений ст.76.2 УК РФ является возмещение ущерба либо совершение действий, направленных на заглаживание причиненного вреда иным образом, которые будут свидетельствовать о снижении степени общественной опасности преступления либо нейтрализации его вредных последствий.

 

Как следует из постановления, свое решение суд мотивировал лишь сведениями, характеризующими личность каждого из обвиняемых, отсутствием судимостей, наличием на иждивении малолетних детей, активным способствованием раскрытию и расследованию преступления.

Распечатать